Жертвы трудового фронта. Каждый год 30 тыс. оренбуржцев уезжают в поисках лучшей доли

Оренбургская область теряет своё экономически активное население. Цифры, которые приводит Оренбургстат, по-настоящему пугающие: каждый год у нас за пределы региона уезжает столько людей, сколько живёт в городе Медногорске.

Демографический минус.

Анализируя данные статистики, нужно разделять абсолютный демографический баланс населения и баланс вследствие внутренней (трудовой) миграции. То есть сколько у нас родилось и умерло в области, а сколько — просто переехало в другие регионы.

Впрочем, и по первому, и по второму показателю ситуация отнюдь не радужная.

Так, число родившихся в 2017 году в роддомах региона — 22986 человек. Число скончавшихся — 26376.

В 2018 ситуация с рождаемостью усугубилась — на свет появилось лишь 21769 оренбуржев — на 1199 меньше, чем годом ранее. А вот статистика смертности показала снижение числа ушедших из жизни по сравнению с 2017-м: 26188 умерших.

Правда чистый баланс опять отрицательный: -3390 в в 2017 году и -4419 в году 2018-м.

Эксперты объясняют, что Оренбуржье, как и вся Россия, стремительно летит в демографическую яму 90-х. Тогда, после развала страны и обнищания населения произошёл резкий спад рождаемости. И сейчас в детородный возраст входит как раз это малочисленное поколение 90-х. Выкарабкиваться из этой ямы мы начнём не ранее, чем через 10 лет. А пока велики риски того, что уже в обозримом будущем будут проблемы не со строительством школ и садиков, а их заполняемости.

За длинным рублём.

Демографические процессы, связанные с рождением и смертностью, носят более общий, глобальный характер — понятно же, что никакими, даже самыми привлекательными программами, мгновенно показатели эти не исправить. Потребуются годы и годы корректировок.

Но есть ещё и показатели внутреннего миграционного движения населения, преимущественно связанного с доступностью работы и уровнем жизни. И вот тут-то региональные власти вполне могут повлиять на ситуацию, причём в перспективе одного губернаторского срока, то есть в пределах 4-5 лет.

Но пока ситуация и на этом демографическом фронте в Оренбужье выглядит неутешительно. Как гласит отчёт Росстата, мы теряем трудоспособное население, которое предпочитает уезжать в Самару, Уфу, Челябинск, Екатеринбург, Москву, Казань… Причём темпы оттока нарастают: если в 2017 году область навсегда покинули 28446 человек, то в 2018-м число выбывших составило уже 29965.

То есть, каждый год темпы трудовой миграции из Оренбуржья растут примерное на 4-5%.

И это только данные, которые учитываются официально, то есть в цифрах фигурируют те граждане, кто оформил снятие с регистрации (выписался по месту жительства). А сколько тех, кто де-юре прописан где-нибудь у себя в Северном, а работает давным-давно в Самаре? По мнению ряда экспертов, например, известного оренбургского политолога Татьяны Денисовой, численность «условно проживающих» может быть просто шокирующей. И муниципалитеты просто не заинтересованы передавать в органы статистики реальные данные о ситуации на местах. Ведь если вычеркнуть всех уехавших на заработки, всех вахтовиков, проводящих дома на малой родине от силы пару месяцев в году, то картина будет совсем унылой и явно повлияет на распределение бюджетных трансфертов.

Любопытно (хотя и вполне ожидаемо) выглядит демографическая картина по территориям области.

Так, максимальная убыль населения отмечается в Северном, Бугурусланском районе, Абдулинском городском округе и Медногорске.

Причём в Северном, например, сокращение в 2017 году составило 12,2%: выбыл по разным причинам почти каждый шестой житель территории!

Прибавка же населения наблюдается в Оренбурге и Оренбургском районе, Первомайском районе, а наибольший прирост показал… Соль-Илецкий городской округ!

«Нам солнца не надо — работу давай!»

В силу исторических и географических причин Оренбургская область оказалась зажата между мощными финансово-промышленными центрами: на западе это Самара и Татарстан, на северо-востоке — Башкирия и уральский кластер Екатеринбурга и Челябинска. Неудивительно, что Северное в таких условиях — лидер демографического антирейтинга: до Самары оттуда — 204 километра, а до Оренбурга — 434. Люди уезжают в поисках работы и более высокого уровня жизни.

О том, что придётся как-то возвращать трудовые ресурсы в регион прекрасно осведомлён и врио губернатора Денис Паслер. Недаром проблему демографии и оттока населения из Оренбуржья он затронул в своём первом после назначения врио интервью «Первому каналу». Ирония судьбы: человеку, который стоял во главе правительства самого мощного на Урале промышленного и экономического центра, теперь придётся думать, как вернуть людей в гораздо менее развитый регион.

Впрочем, Оренбуржью есть что предложить даже тем же уральцам. Например, климат, который в наших краях куда более мягкий, чем к северу от Кваркено. Проходить всё лето в Екатеринбурге, не снимая свитера или пиджака — обычное дело.

Или, например, неожиданная «точка роста», которая совершенно необычно выглядит на общем фоне демографического уныния Оренбуржья — Соль-Илецк! Мы говорили выше, что там прирост населения оказался за 2017-2018 годы самым высоким среди территорий области. Почему? Да потому, что там развивается туристический кластер, а бюджетные вложения в инфраструктуру на сегодня — самые значительные в области (в пересчёте на число жителей). Другой вопрос, что вложения эти осваиваются через пень-колоду, но статистические факты, тем не менее — вещь упрямая. Курорты Соль-Илецка, как бы к ним не относились и как бы не ругали за сервис, тем не менее притягивает миллионы туристов и их деньги. А вместе с ними туда едут и люди, которые готовы предоставлять товары и услуги и зарабатывать на этом.

 Неплохо выглядит с точки зрения демографии и юго-запад области: Первомайский и Ташлинский районы. Точка роста здесь — «нефтянка», хотя её и подвергают проклятьям за сероводородную вонь (иногда вполне заслуженно) и разбитые нефтевозами дороги. Но статистика — вещь упрямая: там, где добывают нефть и газ — прирост населения. Частично, конечно, за счёт вахтовиков, но даже если и так — регион-то принимающий всё равно в выигрыше. И — демографическом плюсе.

Региону придётся восстанавливать утраченные центры компетенций — в частности, первый шаг к этому уже сделан на ЮУМЗ в виде приглашения крупного игрока — «Уралмаша». Очевидно так же, что точкой роста станет Первомайско-Ташлинский нефтяной кластер, где будет не только добыча, но и переработка сырья.

Большой головной болью нового губернатора станет северо-запад области, давно тяготеющий к Самаре и Татарстану. Один из вариантов притяжения трудовых ресурсов может стать развитие там агропромышленного производства, мясной, молочной продукции.

В любом случае — для главы области, Денис Паслер это будет или кто-то другой — выправление ситуации с оттоком населения из Оренбуржья станет одним из серьёзнейших испытаний. Причём, как уже говорили выше, наглядный результат потребуется предъявить избирателям уже в рамках одного губернаторского срока — 5 лет.

Источник: https://56orb.ru/article/general/26-06-2019/zhertvy-trudovogo-fronta-kazhdyy-god-30-tys-orenburzhtsev-uezzhayut-v-poiskah-luchshey-doli

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники

Похожие материалы