Как вернуть русских в Чечню

После установившегося уже более 10 лет назад мира, столица Чеченской Республики процветает и развивается. В центре города лицом к лицу расположены главные его достопримечательности — высотки комплекса «Грозный-Сити» и мечеть «Сердце Чечни». На окраине, в Аргуне, возвышается не менее яркая мечеть, носящая название «Сердце матери». Повсюду вырастают новостройки с яркими фасадами.

Высотки комплекса «Грозный-Сити» и мечеть «Сердце Чечни» смотрят друг на друга © Ridus.ru

Но не все так гладко. Русское население не стремится переезжать в Грозный, в том числе и те семьи, которые покинули город в войну.

На смотровой площадке «Грозного-Сити» к нашему корреспонденту подошла дама славянской внешности средних лет с каким-то вопросом; разговорились, оказалось, живет в Грозном вот уже как пять лет.

Переехала сюда по работе, всем довольна, столицу Чечни любит как родной дом. К русским и любым другим народностям, по ее словам, здесь отношение замечательное. Однако при наводящих вопросах ответы стали какими-то невнятными.

И так со всеми. Каждый, от таксиста до охранника, клянет Дудаева и Басаева, настаивает, что это «ненастоящие чеченцы», «проклятие народа» и тому подобное, а Рамзан, напротив, единственный гарант, способный удержать республику в мире. Последнее, собственно, прождало новые вопросы. Но собеседники моментально замыкались.

Встречались, конечно, и более разговорчивые, они называли причины — это и распространение негатива о республике и ее населении, и нехватка жилья и рабочих мест. Однако каждый из собеседников потом поправлялся и горячо просил нигде его слова не приводить, и фотографий не публиковать.

Причем среди грозненцев на подобные темы готовы общаться лишь те, кому от 40 и выше. Молодежь таких разговоров и вовсе сторонится. О машинах, женщинах, спорте, особенно, единоборствах — пожалуйста. Но не более того.

Свое мнение по этому поводу высказал глава общественной организации «Мой дом — город Грозный» Сайпуддин Гучигов. Он полагает, что дело в нежелании народов нашей страны двигаться навстречу друг другу. Официально все хорошо и красиво, а в реальности — несколько иначе.

© Ridus.ru

 «Нет этого, — отрубил Гучигов. — Молодое поколение чеченцев взращено на войне».

«Но это совсем не значит, что обратной дороги нет, все еще можно пустить вспять», — нежданный собеседник обещал объяснить свой оптимизм, а заодно и показать, как он выразился, «подлинный Грозный».

«Сотни лет тут русские жили, их деды и прадеды родились здесь, переняли быт чеченцев, а чеченцы переняли у них, — говорит Гучигов. — Это неправда, что мы жили здесь обособленно. Мы, конечно, ревностно сохраняем свои законы и обычаи, иначе мы бы не сохранили себя как нацию. Но тем не менее мы очень много переняли из русской культуры. И если говорить, что всю жизнь в штыки друг друга принимали, — это неправда, я бы тогда сейчас не разговаривал на русском языке».

В монокультуре ни один народ не развивается. Он должен принимать что-то хорошее от других культур, от других национальностей, от других традиций. Нельзя сидеть вариться в собственном соку — это просто утопия.

По мнению Гучигова, условия для позитивного изменения ситуации есть и желание у многих есть. Но нет социального двигателя.

Память предков

Сайпуддин уверен, что по-настоящему столица Чечни возродится лишь после пополнения русским населением. По его мнению, одним из ключевых факторов является то, что у нынешнего поколения людей нет возможности вспомнить и узнать, кем были их предки, проживающие на территории города.

Взять хотя бы старое кладбище, которое расположено на окраине Грозного. Оно считалось одним из престижных в Грозном, здесь хоронили не только простых грозненцев, но и людей, в чем-либо себя проявивших, здесь были похоронены архитекторы, герои Советского Союза, военные офицеры и другие заслуженные граждане.

До кладбища, где захоронены сотни тысяч человек самых разных национальностей, от центра города с его великолепием ехать не более 10 минут и не дороже 100 рублей. В Грозном, в принципе, в любую точку столько стоит доехать.

Прогулка по кладбищу производит гнетущее впечатление, видно, что здесь были богатые обелиски, надгробные памятники, они либо свалены, либо выворочены с корнем. Очень часто видны следы не только пуль, но и осколков, что не странно — кладбище находится рядом с консервным заводом, где шли ожесточенные бои. Во Вторую чеченскую оно подверглось ковровой бомбардировке.

Место, где похоронены шесть альпинистов, которые ровно 40 лет назад погибли при с пика Пушкина в 1976 году. © Ridus.ru

В советские времена это кладбище венчал масштабный монумент, установленный в честь советских воинов-героев, от которого расходились в стороны асфальтированные дорожки. Сегодня здесь не осталось практически ничего, все поросло бурьяном.

«Мы находимся в уникальном месте, на центральном кладбище города Грозного, — пояснил Гучигов, когда мы оказались на месте. — Вот это развилка, где похоронены люди трех направлений религий Господа. Тут находятся мусульмане, чуть правее находится иудейская часть захоронений, а сзади меня расположена христианская часть кладбища. Это место показывает, что этим людям делать нечего, они уже обрели покой. И нам, живым, надо научиться жить в мире и согласии. Мы должны своих детей научить жить вместе, иначе нас опять постигнут страшные войны и передряги».

Есть у кладбища и другой, трагический момент — здесь до сих пор хоронят людей. Несмотря на то что долгие годы кладбище не имеет никакого официального статуса.

На запрос «Ридуса» в мэрию Грозного ответили, что кладбище на балансе не значится. Тысяч и тысяч захоронений для официального Грозного просто не существует. Более того, в Грозном не существует никаких похоронных бюро. Последнее закрыто в 2011 году. С тех пор христиане выкручиваются как могут, а мусульманам оно и не надо, у них свои традиции.

Искусственно подогреваемая рознь

Сайпуддин Гучигов занимается не столько восстановлением старого кладбища, восстановлением промышляют его знакомые. Нам удалось и с ними перекинуться парой слов. Впрочем, собеседники, занятые своими делами, были совсем немногословными. Как выяснил «Ридус», за капитальный ремонт могилы они берут от 30 тыс. рублей.

У Гучигова, по его словам, несколько иная миссия. Он всеми силами пытается вернуть русское население в свой родной город. Его организация регулярно устраивает различные слеты и фестивали для русских выходцев из Чечни, пытается консолидировать людей, подружить их с чеченцами.

По его словам, многие грозненцы не хотят жить обособленно и готовы возобновить утраченную связь.

«Я хотел бы сказать тем, кто хочет приехать на эту землю, как и сказал однажды Дмитрий Донской: „Пусть приходят на эту землю с добрыми намерениями“. И только тогда мы скажем, как говорят чеченцы, „приходи свободным“, — говорит Сайпуддин. — Это мы говорим людям, которые приходят в наш дом в гости. Так говорили сотни лет мои предки и так сейчас говорю я. Мой дом всегда будет открытым. Я буду делать все, чтобы те люди, которые хотят жить на этой земле, жили здесь вне зависимости от национальности и вероисповедания. Я буду делать все, чтобы они жили и работали здесь нормально. Это мой жизненный путь».

Гучигов замечает, что в своих помыслах он не одинок, но и он, и единомышленники постоянно натыкаются на стену недоверия. Со всех сторон. Мало кто верит, что кто-то вот хочет взять и без всякой выгоды изменить ситуацию к лучшему.

«Те, кто хотят мира и любви, мало кто готов что-то для этого делать, в то время как желающие новой войны очень активны», — говорит Гучигов. По его словам, таких немало. «Далеко ходить не надо, вон там за горами, — собеседник махнул рукой в сторону Грузии. — Ведется планомерная и последовательная работа: с одной стороны консолидируют исламистов, с другой — нацистов, чтоб потом стравить».

СМИ в погоне за сенсациями тоже, по его словам, изрядно подливают масла в огонь. Сайпуддин очень хочет поднять на самый высокий уровень те проблемы, о которых говорит. Однако есть опасность, что результат может оказаться обратным. Недавняя публикация в МК рассказывает о тех же проблемах, но в ином ключе и с иной риторикой.

«Ты пойми, положение дел действительно „аховое“, и об этом надо говорить, — горячился чеченский общественник. — Но зачем провоцировать?! Зачем писать заведомую ложь?! Теперь все обсуждают в соцсетях, что на русских кладбищах специально скот пасут. Но это же бред».

Гучигов напомнил и подчеркнул, что на заброшенных захоронениях похоронены представители разных национальностей. «В Грозном просто нет чисто русских кладбищ, это во-первых. Ну и выгул скота… У нас тут разные люди живут… Но какой даун будет пасти баранов на разрушенном кладбище, где сплошная свалка и все поросло бурьяном?! У нас пастбищ не хватает? Забредает скот сюда, это верно, но не специально, у нас и в центр столицы козы могут забрести с пастбища, таков колорит. Но не специально».

Журналисты волей-неволей перевели вопрос из плоскости интеграции культур наших народов, возвращения утраченного за годы войн доверия в плоскость привычных межнациональных разборок.

«Вообще странно читать на страницах МК, из стен которой вышли многие известные борцы с так называемым „русским фашизмом“, такие, как Марк Дейч, статью с русско-националистическим уклоном, — замечает эксперт фонда „Народная дипломатия“ Владимир Киреев. — Причем в этой статье нет позиции самих чеченцев, зато богато информации от общества „Мемориал“, ранее мало замеченного в поддержке русских в России и за рубежом».

Источник: Ридус

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Одноклассники

Похожие материалы